Льготный период для наследника (сроки принятия)

В наше время каждый второй совершеннолетний гражданин имеет кредит, а то и не один. Но, как, же быть, если заемщик умер? Должен ли банк предоставить наследнику (например, супруге) «льготный» период на погашение долга перед тем, как она официально вступит в наследство?

По закону наследник, принявший наследство отвечает по долгам наследодателя. Смерть заемщика не изменяет условий по возврату суммы кредита и уплате процентов за пользование этими деньгами. Но как должен решаться вопрос гражданско-правовой ответственности (пени и штрафы) за неисполнение этого обязательства? Две судебные инстанции по-разному ответили на этот вопрос.

Скончавшийся Леонид Старков* задолжал «***-банку» по кредитной карте 26 747 руб. После смерти должника его жена Светлана Старкова* пришла в отделение банка с письменной просьбой – отсрочить уплату займа до ее вступления в наследство и не начислять штрафы и пени. В обоснование своих требований она предоставила кредитной организации свидетельство о смерти супруга. Сотрудник ***-банка устно пообещал Старковой, что банк «заморозит» счет по этой карте на полгода. Однако по факту кредитная организация не стала этого делать, начислив за 6 месяцев дополнительно 21 800 руб. с учетом санкций за неоплату основного долга. Когда супруга умершего вступила в наследство, банк прислал ей требование погасить всю сумму задолженности с набежавшими процентами и пенями.

Супруга умершего не согласилась с действиями банка и оспорила их в Ленинский районный суд Ярославля. Она попросила обязать банк отменить плату за просрочку в размере 21 800 руб. и взыскать компенсацию морального вреда 30 000 руб. Первая инстанция отказала истцу, сославшись на то, что наследник должен платить по всем принятым обязательствам умершего (дело № 2-1146/2017 ~ М-1026/2017). Кроме того, суд подчеркнул, что заявитель не представила доказательств письменного обращения в банк по вопросу отсрочки. Апелляция оставила такое решение без изменений. Однако Президиум Ярославского областного суда отменил акт нижестоящей инстанции, сославшись на то, что в материалах дела есть обращение Бурковой, которое та

приносила в банк сразу после смерти мужа. Дело отправили на новое рассмотрение обратно в апелляционную инстанцию.

На втором круге Ярославский облсуд отменил акт Ленинского райсуда Ярославля и частично удовлетворил требования истца (дело № 33-2029/2018). Суд подтвердил, что заявитель в письменном виде просила банк предоставить отсрочку выплат по кредиту. Кроме того, апелляция пояснила, что наследнику предоставляется льготный период до принятия наследства, в течение которого нельзя: требовать досрочного исполнения обязательств за умершего и начислять штрафные санкции за несвоевременное погашение задолженности по кредиту (п. 61 Постановления Пленума ВС от 29 мая 2012 года № 9 «О судебной практике по делам о наследовании»). Вместе с тем суд посчитал, что из заявленных 21 800 руб. только 15 200 руб. являются санкцией за просрочку. Остальная сумма – это текущие платежи, которые Буркова все равно должна заплатить. Опираясь на такой расчет, апелляция постановила отменить выплаты лишь в размере 15 200 руб. и взыскать в пользу истца 7000 руб. компенсации морального вреда.

Время для принятия наследства является льготным периодом для наследников, в течение которого недопустимо начисление любого рода штрафов и пеней, так же недопустимо и требование о полном досрочном возврате займа.

 

Добавить комментарий

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.